Календарь сербских святых

Симеон преподобный, Мироточивый

фев 13
фев 26

Жизнь преподобного Симеона Мироточивого до отречения от престола.

Великий подвижник, преподобный отец наш Симеон Мироточивый — Стефан Неманя был сначала великим владыкой сербского народа, объединителем сербских земель, творцом независимой Сербской державы, защитником Православия, истребителем ереси. При этом он всю свою жизнь был человеком великой веры, великой любви, великой молитвы, великого милосердия, великой евангельской ревности. Он, по словам его жизнеописателя хиландарского иеромонаха Доментиана, «от юности возжелал служить Богу святостью и правдой во все дни жизни своей пред Ним». Его жизнь, полную Богом и правдой Евангелия, описали два его святых сына: святой Савва и святой Стефан Первовенчанный, а также и ученик святого Саввы хиландарский иеромонах Доментиан.

Стефан Неманя родился около 1113 года в Зете, в Рыбнице и здесь принял крещение по-латински. Когда же его отец возвратился в свою столицу (в город Рас, столицу области Рашка, где позднее начал править сам святой. — Пер.), то он принял крещение от православного святителя и архиерея в Сербской земле, в храме святых всехвальных и первоверховных апостола Петра и апостола Павла.

Эта церковь святых апостолов Петра и Павла — самый древний сербский храм. Она находится севернее Нового Пазара при впадении реки Дежева в Рашку, с левой ее стороны. Здесь Стефан Неманя собрал собор против богомилов, здесь он отрекся от престола; тут была и кафедра епископа Рашки.

Стефан Неманя был самым младшим из братьев, но «Божией благодатью выше всех». Избранник Божий вырос в доме своих родителей во всяком благочестии и чистоте, и как принц он получил от своего отца один из пределов отечества своего: Топлицу, Ибар, Расину. Будучи мудрым и осторожным, он сперва стал великим жупаном Рашки в 1168 году. За краткий период с 1183 по 1186 год Неманя объединил большую часть сербских земель. Вскоре после этого он становится первым в истории властителем, который объединил под своей властью все земли, где только жили сербы.

Святой Савва об этом говорит: «Он обновил наследное отечество и укрепил его с Божией помощью и мудростью, данной ему от Бога. Он вернул утерянное наследие прадедов, возвратив от Приморья область Зеты с городами, от Рабна — оба Полога, от Византии — Патково, все Хвоено и Подримле, Кострац, Драшковину, Ситницу, Лаб, Липлян, Глубочицу, Реке, Ушну и Поморавле, Загрлату, Левче, Белицу Все, что когда-то силой было взято у прадедов, он собрал своим мужеством и трудом». Сначала Стефан Неманя, как и его отец, находился в вассальной зависимости от византийского императора, но позднее от нее освободился и стал полностью самостоятельным властителем, с титулом «Господин всех сербских земель». Столица его находилась «посреди Сербской земли». Это был город Рас, в получасе пути от современного Нового Пазара.

Вместе с воссоединением всех сербских земель Стефан Неманя ревностно трудился над утверждением Православия, чем удовлетворил и свои личные духовные интересы, и интересы государственные. При этом он спорил со своими братьями, от которых много претерпел неприятностей. Полон веры, он с любовью созидал храм в своей области в То плице, при устье реки Косаницы. И, украсив его всем необходимым для богослужения, установил там общежитие монахинь во главе со своей честной и боголюбивой супругой Анной. Он поручил ее заботам и храм Пресвятой Богородицы, и монахинь этого святого монастыря. Она его слушалась всей своею доброю душою, храня храм Пресвятой Богородицы, который поручил ей ее святой господин. И опять, говорит нам святой Стефан Первовенчанный, этот святой господин наш, не в силах остановить свое сердце, распаляемое любовью ко Христу, начал строить храм святому архиерею и чудотворцу Николаю, недалеко от храма Пресвятой Богородицы у устья реки Баньской. Он до самой своей смерти ходил босым, ради исполнения слов Спасителя: всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится (Мф. 23, 12; Лк. 14,11). Пока он созидал храм святому чудотворцу Николаю, скорому помощнику в бедах, его братья, побуждаемые диаволом и объятые злой ревностью и лютым гневом, решили опечалить святого и расстроить его дело, говоря: «Почему делаешь то, чего не следует делать? Ты не договорился с нами, а творишь то, что лучше находящегося у нас!» А святой кротко и с доброй улыбкой ответил им: «Братья мои дорогие! Мы — сыны одного отца и одной матери, — да не во гнев вам будет это мое дело, которое и начал для Господа, и довершу в моей области. Что я делаю, будь оно плохим или хорошим, — пусть будет в моей доле, за мой счет. Просите у Господа Бога Его щедрот и милостей — пусть каждый из вас их примет».

И довершил храм святому чудотворцу Николаю, установил в нем монашеское правило, чтобы непрестанно славили Господа Бога. И жил он в мире, благодаря Богу и Пресвятой Богородице и святому чудотворцу Николаю, пока не нахлынула на него злоба диавола. Ибо братья сговорились между собой, не исключая и самого старшего брата, владевшего тогда всей Сербской землей (свободной от Византии. — Пер.), чтобы, призвав этого целомудренного и святого мужа, схватить, сковать цепями и бросить в каменную пещеру. Сидя в пещере в печальных раздумьях, он молился святому воину — великомученику и Победоносцу Георгию, говоря такие слова: «О святый страдальниче, мучениче Георгие, который ради Христа претерпел страдания и всяческие безчисленные мучения и раны! — и ты был в тяжкой неволе, был растерзан и призывал Владыку своего, Господа своего Иисуса Христа, чтобы пришел тебя избавить, исцелить и утешить. Ты и на смерть свою смотрел как на заклание, как незлобивый агнец Христов, говоря: прими, Господи, моление мое — пусть те, кто будут в беде и неволе, или в темнице, или на море и именем моим призовут Твое человеколюбие, то Ты им, Господи, ради неизреченного милосердия Твоего, будь милостив! И Господь услышал молитву твою и прошение твое исполнил ради достойных трудов твоих. Ибо, воистину, достойно ты угодил, святой страдальниче Христов, своему Господу Христу. А я говорю с Господом, будучи грешным и недостойным. Какими очами я, помраченный, посмею воззреть в высоту небесную, какими устами призову страшного Отца Небесного и тебя, святой?! Но сжалься, страдальниче Христов, надо мною, страстным и бедным, умоли Господа своего Иисуса Христа, Который тебе обещал исполнять прошения! Да призыванием святого имени твоего избавлюсь теперь от этих мучений и цепей, чтобы послужить тебе, святой, во все дни жизни моей, до последнего издыхания моего: тем образом, который будет угоден вышине страдания твоего, милостью и милосердием Христа, Который тебя прославил и увенчал в целом свете на все века, аминь!»

Мученик Христов услышал мольбу святого мужа и исполнил все, о чем он его молил. И святой государь начал быстро, без всякого отлагательства, с ревностью и любовью созидать храм святому и преславному великомученику Христову Георгию. Окончил строительство, призывая своего благого помощника, всячески украсил храм и снабдил его всем необходимым для богослужения. Установил монашеское правило, и монахи здесь служили Господу святостью и правдой и непрестанно прославляли великомученика Георгия, святого защитника в бедах и опасностях. Так было совершено для похвалы святому и для освящения, а также во спасение душ монахов.

Когда братья-злоумышленники наняли для войны со своим братом немецкие, византийские и венгерские отряды и повели их против святого прямо в его удел и дошли до места, что называлось Пантин, то он из глубины души возопил к Господу своему Иисусу Христу и к великомученику Христову Георгию, моля о помощи. И когда он находился возле города Звечана, где была церковь великомученика Георгия, то выбрал несколько священников и послал их помолиться святому Георгию, чтобы он пришел ему на помощь и сразился с ним против неприятелей. Посланные им священники, по велению своего господина, отслужили всенощное бдение и утреню, а потом святую и Божественную литургию. Когда же они, после многочасового моления, легли отдохнуть и уснули, то одному из священников явился святой скорый помощник в полном воинском снаряжении. В ужасе священник вопросил: «Кто ты, господине?» А он отвечал: «Я — слуга Христов Георгий, посланный Самим Господом Богом в помощь господину твоему, дабы крестным оружием победить его неприятелей и разрушить их суетные намерения».

Священник сразу же известил о том своего господина, и наутро состоялось ожесточенное сражение. С Божией помощью и помощью святого преславного великомученика Христова Георгия Стефан Неманя победил своих неприятелей и иноплеменные народы. Потом он возвратился в державу свою на престол отечества своего и стал жить, благодаря Господа Иисуса Христа, Пресвятую Богородицу, скорого помощника в бедах чудотворца Николая и соратника в сражениях святого великомученика Георгия, который его хранил невредимым от врагов. Святой властитель во множестве заказывал и выстаивал дневные и ночные служения пред Господом. Приняв власть над своим отечеством, он служил Господу смиренным духом, сердцем чистым и сокрушенным. У него родились сыновья с дочерями, и он воспитал их во всяком благочестии и чистоте и научил их страху Божиему великому смирению и мудрости. Говорит Доментиан: «Кто может достойно рассказать о его многих молитвах ночью и о делах милосердия днем? Ибо он некогда услышал слово Господа, сказанное через пророка Даниила царю Навуходоносору: царь, да будет благоугоден тебе совет мой: искупи грехи твои правдою и беззакония твои милосердием к бедным (Дан. 4, 24). Преподобный же что слушал, то и исполнил на деле, отзываясь на каждую просьбу, одевая нагих, кормя голодных и поя жаждущих, посещая больных, выкупая должников, освобождая рабов».

Христолюбивый государь, полный святой ревности к божественной истине православной веры, постарался с мужеством исповедника искоренить ереси в своем отечестве, где еретики ложным учением своим отравляли душу правоверного народа. Один из правоверных воинов сказал ему: «Господине, я один из наихудших и наималейших слуг твоих и, видя ревность твою к Владыке твоему Господу Иисусу Христу, и Пречистой Владычице Богородице, и к святым угодникам Божиим — защитникам твоим, которые крепкой рукой поддерживают твою власть незыблемой, должен рассказать твоему могуществу, что мерзкая и треклятая ересь все более и более укореняется у тебя в твоей державе (Речь идет о богомильстве, в котором христианское вероучение переплелось с различными ближневосточными и славянскими мистическими учениями и суевериями).

Неманя сразу же созвал собор, на который позвал своего архиерея Евтимия, монахов с игуменами, честных иереев, старейшин и вельмож от малых до великих. И, обращаясь ко всем, сказал: «Видите, отцы и братья, что я наихудший между братьями своими, но Господь Бог и Пречистая Мати Его Богородица не смотрят на лицо человека и удостоили меня, наихудшего, который верит в единосущную и нераздельную Троицу, чтобы хранил переданную мне Ими паству, которую и видите сейчас — да не посеется в ней семя лукавого и отвратительного диавола. Я никак не думал, что он так присутствует в моей державе, но все более и более теперь слышу, что этот злолукавый за краткое время укоренился и хулит на Святого Духа и делит неделимое Божество, как говорил безумный Арий, рассекая единосущную Троицу. Так и эти безумные следуют его учению, не знают, бедные, что из-за такой веры очутятся вместе с ним на дне адовом».

Пока на соборе кипела великая распря, пришла дочь одного из Неманьиных правоверных вельмож, которая была выдана замуж за одного из тех кривоверных. Она была в их обществе и осознала всю их нечистоту и грязь, но ничуть не испачкалась о веру их. Она припала к ногам святого и недвусмысленно исповедалась, говоря: «Господине, господине мой! — вот видим, как держава твоя в этой мерзкой и отвратительной вере. Воистину, господине мой, по брачному закону я была выпрошена у отца моего — слуги твоего, который думал, что в державе твоей одна вера. И была у тех законопреступников и видела, господине, где действительно служат самому сатане, который отпал от славы Божией. И не могу уже терпеть смрада глухих идолов и мерзкой ереси, ушла из рук их и прибежала сюда и вопию к могуществу твоему: порази крестом этих, которые борются с нами, да испытают нечестивые враги, как сильна вера твоя, господине!»

Святой государь вывел эту женщину, и поставил перед всеми на соборе, и изобличил кривоверных еретиков. И собор вынес решение искоренить ересь. Ревнуя о Господе Боге Вседержителе, как некогда пророк Илия, боголюбивый Неманя послал войско против еретиков, казнил их разным образом, а дома их и имущество раздал прокаженным и нищим. Главному же учителю и старейшине их он отрезал язык за то, что не исповедовал Христа Сыном Божиим, нечестивые книги его спалил, а самого отправил в изгнание, запретив даже упоминать его проклятое имя. И полностью искоренил эту проклятую веру, и отныне не поминалась она в его державе, но славилась единосущная нераздельная и животворящая Троица: Отец, Сын и Дух Святой.

Духовно объединив народ единоверием, Неманя отдался делу присоединения к своей державе тех областей, что были населены сербами, но находились под властью Византии. «И присоединил, — говорит святой Стефан Первовенчанный, — к земле отечества своего область Нишавскую до края, Липлян и Мораву, и называемое Вранье, Призренскую область, и оба Полога до края. Возвратил Дуклю и Далмацию — отечество и место рождения своего, истинное наследие свое, которое насилием удерживал греческий народ, так что прозвалась та область греческой. В ней построились города его руками: Дань град, Сардрника град, Дривост, Росаф град, называемый Скадар, град Свач, град Лцинь (Ульцинь — самый южный город современной Черногории. — Пер.) и славный град Бар (ныне важнейший порт в Черногории. — Пер.). А Котор (главный город Боки Которской — Которской Бухты; был одним из самых значительных центров мореплавания на Адриатике. — Пер.) укрепил и перенес свой двор в него (столицей же по-прежнему остался город Рас в области Рашка. — Пер.)». И дополняет святой Стефан Первовенчанный: «Победил врагов своих, неослабно нося перед очами крест Христов и им одерживая победу над вражескими варварами. И жил в благодарении Богу и в молитвах день и ночь».

Когда, с Божией помощью, все это было совершено, говорит святой Первовенчанный король, этот святой господин мой, всегда имеющий в своем сердце несказанный страх Божий, убоялся одной из притч Спасителя, говоря: «Как бы и надо мною грешным не сбылись слова из притчи Господа моего, которую Он рассказал: у одного богатого человека был хороший урожай в поле <...> и сказал: <...> сломаю житницы мои и построю большие и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое и скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись! (Лк. 12, 16-19); и, не обращая внимания на время, стремится настигнуть меня то самое слово, сказанное в конце Богом: Безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому иже достанется то, что ты заготовил? (Лк. 12, 20). Ох! Тогда, братья, кто сможет выдержать или перенести это грозное и страшное судилище Его или неодолимый гнев Бога, который устремится на нас, грешных? Но, Господи, Господи, пощади и помилуй слугу Своего, ибо, знаю я, беззакония мои воистину велики и пред Тобою всегда открыты, Господи! Поэтому положу начало в сердце моем: да терпит и да боится святого имени Твоего. По апостолу Павлу говорю: Вы, которые имеете жен, будьте как не имеющие, храните себя в чистоте и в заповедях Господних. Поэтому и я, грешный, представляю во свидетели моего твердого решения, как его Хранительницу ради святого имени Твоего — Пречистую и Пресвятую Матерь: Господи, отлучаюсь ради тебя от связи с женой своей и ставлю Тебя, Господи мой, Иисусе Христе, за Вождя и Хранителя старости моей и Наставника в пути, идя по которому и прославляя имя Твое, не хочу преткнуться. Еще хочу и храм воздвигнуть Пречистой и Всенепорочной Матери Твоей, Благодетельнице и там хочу исполнить для Тебя все обеты мои, которые изрекли уста мои!»

И начал созидать храм Пресвятой на Ибару, на реке, называемой Студеница. Трудясь над этим, он постоянно возносил молитвы ко Господу и Богу и Спасу нашему Иисусу Христу и ко Пречистой Матери Его. Так же и святым угодникам Божиим слал пожертвования: великой церкви Господней в Иерусалиме и церкви святого Иоанна Предтечи, церкви святых апостолов Петра и Павла в Риме, церкви святого Николая Чудотворца в Баре, церкви Святой Приснодевы Богородицы Эвергетиде в Царьграде, церкви святого Архистратига Михаила в Скопье, которую он воздвиг, церкви святого великомученика Димитрия в Солуни и церкви святого великомученика Пантелеймона в Нише, которую он воздвиг. День и ночь он вопиял непрестанно: «Святые, предстоящие перед Христом, и архангелы, пророки и апостолы, мученики и иерархи, преподобные отцы и пустынники, черноризцы и преподобные девы, излейте свои молитвы перед Владыкой всех, Господом нашим Иисусом Христом, да не осудит меня в день Страшного суда и грозного испытания, но да будет ко мне милостив, тих и снисходителен; и, ради молитв Пречистой Матери Своей и ваших молитв, да дарует мне пройти бурю этой временной жизни и войти в тихое и истинное невозмутимое пристанище и видеть незаходимый Свет мой — Господа и Спаса и Бога моего, Царя Иисуса Христа, Которому среди святых хвала Израилева. Ибо Пророк говорит: на Тебя надеялись отцы наши и не постыдились, на Тебя надеюсь и спасуся (Псал. 21, 5-6). Потому, Господи, не оставь ни меня, бедного, который надеется на милость Твою; не отвергни, Спаситель, и помилуй грешное творение Твое, да, отвергнувшись красоты этого мира, пойду за Тобой, восхваляя и благодаря святое и незлобивое имя Твое, Отца и Сына и Святого Духа, и ныне и присно и во веки веков».

Молясь так из глубины сердечной, он в духовном веселии подвизался у храма Пресвятой, заботясь о полном довершении его. Ибо, когда сей святой господин мой, говорит святой Стефан Первовенчанный, видел, как воздвигался храм Пресвятой, то, веруйте мне, господа и братья, я сам видел, как он ум свой устремлял в небо — словно орел, созданный парить в небесах, но скованный на земле железными цепями и желающий освободиться и взлететь в вышину, чтобы достигнуть того безсмертного и святого Источника и увидеть храм Божиего Града — Небесного Иерусалима, гражданином которого он поистине стал.

 

Стефан Неманя оставляет престол и принимает монашество.

Когда наступила тридцать седьмая годовщина власти боголюбивого отца нашего, — говорит святой Савва, — всемилостивый Господь не презрел его всесердечное моление, но, как милостиво принимающий труд и вознаграждающий, желал всем спастись. Когда настало подобающее время, то этот прозорливый муж, который всю славу и все почести этого мира посчитал ничем и красоты этого мира увидел дымом, так как росла в нем любовь ко Христу, воспламеняющая сердце его, — словно дом, готовящийся принять Христа, готовился стать чистейшим обиталищем Святого Духа. Ибо Христос вселился в его разум и водил им. И он позвал к себе благородных детей своих и избранных бояр, людей малых и великих и стал им говорить такое свое поучение:

«Дети мои дорогие, которых я вскормил и воспитал! Все вы знаете, как Бог Промыслом Своим поставил меня владыкой над вами, знаете вы и то, как я принял землю нашу в начале бедственной, но, помощью Бога и Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, я, в меру сил своих, не ленился, не давал себе покоя, пока все не поправил. И, Божией помощью, расширил землю нашу в длину и в ширину, что все знают. Вот, до этих пор я вас, как детей своих, и научил держаться веры православной. Многие иноплеменники устремлялись на меня и нападали, как пчелиный рой, но с именем Господним я подымался против них и побеждал. Поэтому и вы, дети мои дорогие, не забывайте учение и правоверный закон, который я установил. Ибо, держась его, имеете Бога помощником себе, и Пресвятую Богородицу, и мою грешную молитву.

А сейчас отпустите меня, владыку своего, с миром, да очи мои видят спасение, которое Господь уготовал перед лицом всех людей — свет во откровение языков и во славу вам, пастве моей. Ибо видим, как все человеческое, что только ни остается после смерти, — суета: не остаются богатство, слава, ибо, когда приходит смерть, она все это уничтожает. Из-за этого мы стараемся напрасно. Краток путь, по которому мы идем: жизнь наша — дым, пар, земля и прах. Быстро появляется и быстро кончается. Поэтому, воистину, все тщетно. Эта жизнь — тень и мрак, и зря трудится всякий земнородный, как в книге сказано: когда уйдем из этого света, то поселимся во гробе, где будут лежать и цари, и бедняки. Поэтому, дети мои дорогие, пустите меня, да скорей пойду, чтобы видеть утешение Израиля».

Такими словами поучал их добрый господин и пастырь добрый, а они все плакали и плакали и говорили ему: «Не оставляй нас сиротами, господин, но просвети нас и научи, пастырь добрый, который душу свою кладешь за овец, ибо никогда в твои дни волк не схватил овцу из стада, данного тебе Богом. И за все тридцать и семь лет твоего правления мы были тобой сохранены и воскормлены и воспитаны и другого отца и другого господина не знаем, кроме тебя, господин наш!»

И блаженный старец, что по-отечески советовал им мудрыми словами перестать причитать и плакать, «по святому прозрению избрал благоверного сына своего Стефана и поставил его самодержавным господином всей своей державы» и сказал всем: «Его вы имеете теперь вместо меня! —добрый корень, вышедший из моей утробы. Его ставлю на престол в державе, дарованной мне Христом». И, встав с престола своего, говорит Доментиан, передал его своему сыну со всяческим благословением и, благословляя его, сказал: «Дитя мое возлюбленное, этот престол моей державы подарен мне Господом, Царем Небесным, — я его не взял никакою своею силою, но Господь призрел на мое смирение, низложил сильного со престола и вознес меня смиренного на него. И Его силою я имел власть на этом престоле до нынешнего часа. А от юности моей желал идти за Господом моим. Но, как Господь изволил о мне, так и стало со мною. Теперь же наступило время Господне для моего спасения. А ты, сын мой милый, благословляй Бога вышнего, Который царствует в безконечные веки. И этот мой престол пусть будет благословлен Господом Богом, чтобы мог перейти и от отца твоего тебе и детям твоим и после детей твоих всему потомству твоему до века.

И Господь Бог мой пусть поможет тебе на нем, ходя, и лежа, и вставая с тобой, утешением Святого Духа услаждая и веселя душу и сердце твое. И Господь Бог мой пусть тебя сохранит, и пусть Он будет тебе как Покровитель на всяком месте. И Господь Бог мой пусть сохранит тебя от всякого зла! И Господь Бог мой пусть хранит вхождение и исхождение твое на бой с супостатами, с неприятелями твоими! И Господь Бог мой пусть научит руки твои боевому порядку и персты твои на борьбу против неприятелей твоих, которые восстают на тебя! И Господь Бог мой пусть со святыми ангелами Своими хранит тебя на всех путях твоих! И святой ангел мой, который меня хранил от юности и доныне, — пусть он будет с тобой и, по обильной милости Господа Бога моего, сможет быть вождем полкам твоим, как был вождем моим полкам!* Он пусть встанет с тобой в воинском ряду во всех битвах твоих! И Господь Бог мой, и сила моя пусть научит ноги твои на совершение воли Божией здесь, на этом престоле, и в безконечные веки. Аминь».

И еще его поучал, — говорит сам Стефан Первовенчанный, — чтобы старался о всяком добром деле в державе его, чтобы был добр сердцем к народу христианскому, который отдан ему во власть, пастве, данной ему Богом, говоря: «Дитя мое милое, паси сей Израиль мой и заботься о нем, водя его, как Иосиф ягнят!» Заповедал ему заботиться о церквах и их служителях, слушать с наслаждением архиереев и священнослужителей, почитать иереев и бдеть над монахами, «дабы они молились за тебя, и да ни в чем не будет тебе стыда перед Богом и людьми».

Точно так же благословил Стефан Неманя и другого дорогого сына своего — князя Вукана, и поставил его великим князем, и выделил ему достаточно земли, и дал ему заповеди, данные прежде Стефану. И поставил их добрый отец обоих перед собой и сказал им:

«Сыны, не забывайте моих законов, и сердце ваше пусть хранит слова мои, чтобы приложились вам лета живота. Не оставляйте милостыню и веру, привяжите их у своих дверей и напишите их на скрижалях сердец своих и примете благодать. Думайте о том, что есть добро перед Богом и людьми. Положитесь всем сердцем на Бога и не вздумайте возноситься своей мудростью. Смотрите, чтобы пути ваши, которыми ходите, были прямыми, чтобы не преткнуться вам. Не думайте высоко о себе, но бойтеся Господа и уклоняйтесь от всякого зла — тогда и тело ваше будет иметь здоровье, и кости — отдых. Почтите Господа от своих праведных трудов и дайте Ему первины от своих праведных плодов, дабы житницы ваши наполнились множеством пшеницы, а точила ваши потекли вином. Сыновья, не отчаивайтесь, когда вас Бог наказывает, и не уклоняйтесь, когда Он вас изобличает. Ибо Господь кого любит — того наказует и бьет всякого сына, которого принимает. Блажен человек, который нашел премудрость, и тот смертный, который видел разум. Ибо лучше приобретать премудрость, чем ризницы злата и серебра. Она — дороже каменьев дорогих, ей не страшно никакое зло, и сладостна она всем, кто приближаются к ней. Всякая другая драгоценность незначительнее ее, ибо долгота дней жизни в деснице ее, а в левой руке ее — богатство и слава. Из уст ее исходит правда, а закон и милость она носит на языке. Ее пути — пути добрые, и все стези ее в мире. Она есть древо жизни для всех, кто держится за нее и опирается на нее как на нерушимую стену.

Даю вам эту заповедь: любите друг друга и не имейте никакого зла между собой. Ты, Вукан, покоряйся и будь послушен брату своему, и от Бога и от меня поставленному на престоле моем. А ты, Стефан, властвуя, не вреди брату своему, но почитай его. Ибо кто не любит брата своего — не любит Бога. Бог есть любовь. Поэтому кто любит Бога — пусть любит и брата своего. Ибо в этом есть весь закон: ему научились апостолы, им были увенчаны мученики, о нем вещали пророки. Итак, если захотите и послушаетесь меня, то наследуете блага земные, а если не захотите и не послушаетесь меня, то оружие вас истребит. Пусть на вас, сыны мои дорогие, мир от Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и Дух Божий почивают, укрывая и заслоняя вас от всех врагов, видимых и невидимых, и направляя на путь мира.

Мир да будет и вам, вельможи мои и бояре! Мир и вам, юноши, которых воскормил и воспитал от рождения матерей ваших. Мир всем вам, словесное стадо Христово, данное мне Богом, — я пас вас и сохранил неповрежденными, как пастырь добрый, полагая душу свою за вас. Поэтому молю вас, дети мои возлюбленные, богатые и убогие, старые и молодые, держитесь моего учения — учения отца вашего. Бога бойтесь, наделенного властью почитайте, церкви украшайте, дабы они вас украсили, епископов слушайте, иереев почитайте, чин монашеский уважайте, дабы они всегда молились за вас. А вы, живя по правде и в любви между собой, не забывайте о милостыне. Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любовь Бога и Отца и причастие Святого Духа да будут со всеми вами. Аминь».

Все присутствующие плакали и рыдали, что расстаются с таким властителем и пастырем, плакали и рыдали и не могли утешиться. Ибо воистину и я сам в недоумении, — говорит святой Савва, — как назвать его: добрым господином? учителем правоверия? добрым отцом? пастырем, который верой и правдой пас вверенное ему стадо? просветителем церковным и учителем благих обычаев, который всегда пребывал в молитвах? великим служителем убогим, возлюбившим их? Наставником правоверия и учителем доброверия и светилом чистоты во вселенной? Наставником, исполненным веры и образцом кротости и поста? Наставником премудрости и советчиком и карателем неразумных? Хранителем стада своего и премудрым защитником всех тех, кои живут возле него? Ибо, поистине, все это было в нем, он был полон премудрости и разума, и благодать Божия была на нем.

Благословив свой народ, этот премудрый и дивный муж оставил власть, дарованную ему Богом, и все свои разнообразные и многочисленные блага, ибо это было угодно Христу Богу и Пресвятой Богородице, чтобы удовлетворить его невыразимое и святое желание. Раздав все свое имущество убогим, он оставляет престол, детей своих и супругу свою и становится сопричастником несказанного, и честного, и святоангельского, и апостольского лика, малого и великого, и было дано ему имя Симеон на святое Благовещение 25 марта 1195 года. В тот же день и данная ему Богом супруга Анна, госпожа всей Сербской земли, приняла такой же святой образ, и было дано ей имя Анастасия. «Желая Царства Небесного, — говорит создатель жития его Доментиан, — он оставил земное царство и этот мир и все, что в этом мире. И, оставив земле земное, ища высшего, он последовал за Христом» Свершив все это, — говорит святой Савва, — наш господин и отец удалился в наш монастырь Пресвятой Богородицы, Студеницу, который он и воздвиг, а госпожа Анастасия отошла в монастырь Пресвятой Богородицы в Рас. И сей предивный отец наш и ктитор господин Симеон пребывал среди нас во всяком доброверии и чистоте, преуспевая и уча всех своими духовными подвигами. Ибо воистину он исполнил написанное в Евангелии: продал все, что имел, и купил одну драгоценную жемчужину — Христа (Мф. 13, 46), ради Которого все это сделал, исполнив заповедь Спасителя, данную юноше: если хочешь быть совершенным, пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест (Мк. 10, 21). Все это исполнив, блаженный старец остался в Студенице на два года и умножил число стада Христова в чине монашеском. И жил тут с честными монахами по правилу и заповеди святых и богоносных отцов и не ленился никогда.

Он возжелал взойти на самую высокую духовную ступень, имея в виду слова Священного Писания: никакой пророк не принимается в своем отечестве (Лк. 4, 24.) В душе блаженного отца нашего Симеона вместе с желанием более высокой духовной жизни было и пламенное желание присоединиться к сыну своему — святому Савве на Святой Горе, который его с самого начала призывал из Святой Горы отречься от престола и пойти за Христом путем монашества. Создатель жития святого Доментиан писал об этом так:

«Святой и преподобный отец наш Симеон от всего сердца написал полное отцовской любви письмо на Святую Гору своему милому сыну — богомудрому Савве, наставнику монахов и жителю пустыни, плотскому ангелу, подражателю Небесных Сил безплотных, ревнителю о подвигах святых и их сподвижнику, небесному гражданину, который постом, бдением и молитвами заслужил небесные дарования. И написал ему так: "Слушай, чадо мое возлюбленное о Христе, то, о чем ты писал мне ранее, исполнил Господь Бог наш, и не напрасны были твои молитвы о моем спасении, и то, о чем просил, что желал, чего ожидал всей душой своей и чего добивался всеми силами своими — то дал мне милостивый Творец, не из-за моей праведности, но по неизмеримой милости Своей, которую Он имеет вообще ко всем грешникам, что к Нему обращаются. И меня не отверг, но украсил меня, удостоив благодати ангельского лика со святыми, и, следуя за Ним по Евангелию, взяв на плечи Его святой крест, я, по неложной заповеди Его, сейчас с радостью иду за Ним и за тобой, милое чадо, и стараюсь достигнуть тебя на Святой Горе. И моли за меня возлюбленного нашего Христа, чтобы, в свой единадесятый час присоединившись к тебе, любимое чадо мое, стал я возделателем виноградника Христова, и да не лишит меня Всеблагой Господь Бог Своей награды, но да одарит Своей обильной милостью и здесь, и в безконечные веки. Аминь". Это письмо блаженного отца нашего Симеона святой Пер-вовенчанный король передает в следующих словах: "Знай, возлюбленный о Христе, что то, о чем я просил и чего желал и к чему стремился изо всех сил моих всей душою моею, — то дал мне, смилостившись надо мною, Творец мой — не по моим беззакониям, но по безконечной и неизреченной Своей милости и человеколюбию: удостоил того, чего желал я, — честного ангельского лика. Радуйся и ты обо мне и молись за меня Господу своему, чтобы меня, недостойного, и в двенадесятом часу удостоил войти, чтобы с тобой явиться делателем виноградника Христова, да примем награду свою".

Получив письмо, боголюбивый Савва возрадовался духом и, умножая, умножил молитвы перед Господом своим, со слезами вознеся хвалу Господу Богу Вседержителю и Пречистой Его Матери Владычице нашей Богородице, говоря: "Благодарю, Господи Боже мой Иисусе Христе и Пречистая моя Госпожа Богородица, что услышали молитву мою и не презрели моления моего. И молитвами Пречистой Матери Твоей, Заступницы рода нашего, Ты, Господи, не оставил тех, которые ищут Тебя, и тех, которые надеются на Тебя и которые трудятся ради имени Твоего".

И написал письмо преподобному отцу своему, говоря:

"Писание святости твоей принял и нашел в нем неизреченную радость и несказанное веселие, ибо Господь, Который хочет всем спастись и в разум истины прийти, избрал и твою святость из этого суетного бурлящего мира и присоединил ко всем святым преподобным и праведным, предложив тебе ангельскую жизнь... Постарайся скорее прийти, господин мой, гряди, преподобный, ибо возлюбленный тобою Христос через меня — возлюбленное чадо твое, приготовил тебе обитель небесную и земную — да не постыдятся те, которые на Него надеются. Гряди, боголюбец святой, и войди в радость Господа своего, ибо тем, кто любит Его, — все споспешествует во благо. Приди, о богоносный, да исполним волю Божию и выполним истинную заповедь его: да ищем прежде Царства Небесного, а потом все нам приложится (см. Мф. 6, 33), и да приведем к возлюбленному нашему Христу лик черноризцев и собор святителей и собрания многих, всех правоверных, чтобы мы, когда они посмотрят на нас и последуют за нами в этом земном царстве, приняли двойную благодать — за себя самих и за тех, которым станем примером для их освящения и для спасения их в Боге... Гряди и приди, господин мой и отец, да чад своих научишь страху Божиему, и покажешь нам благой путь спасения, и покажешь великое смирение нам, которые хотим жить по твоему благочестию, дабы и нам, чадам твоим, возвеличить Господа с тобою, и да святыми молитвами твоими Господь и нас удостоит следования по святым стопам твоим. Ты больше трудился на апостольском созидании основополагающего в вере Христовой и ради того хочешь принять и высшую награду от Христа, Который раздает дары каждому по его труду... Гряди и приди, светильниче Божий, горящий благодатью Божией, который светится Духом Святым, ибо владыка твой Христос ждет тебя, чтобы принес Ему плод от доброй земли — непорочной души твоей, которую стремишься очистить жестоким воздержанием и великим смирением, дабы любимому своему Христу принести непорочный дар... Гряди и приди, возлюбленный чадом твоим, приди, ведомый Духом Святым по пути божественному и по малой тропинке моей, и потрудися и найди порождение многолюбивого сердца твоего. И приди, и дойди, и помоги мне, и споспешествуй, да получим щедроты Господни, обещанные нам и всем, кто любит Бога и кто желает жизни вечной... Гряди и приди, наимилейшая печаль души моей, уподобься боговидцу Иакову, ибо из тебя получится второй Израиль и ты испытаешь нечаянную радость из-за чада своего, как Иаков из-за Иосифа, да и я наслажусь святой любовью твоей, я, который на много лет удалился от величайшей любви чадолюбивого отца моего. Гряди и приди, господин мой и святой отец, да насмотрюсь я на святые седины твои, и да поцелую их с любовью, и да поцелую твой святой образ, который был написан на небесах Господом Богом еще прежде твоего рождения... Приди, и, пока мы в этой преходящей жизни, устремим единомысленную молитву ко Пречистой Посреднице жизни нашей, да нам Она с готовностью отворит в вышине небесные двери милости Своей, и мы останемся с Господом нашим в безконечные веки. Аминь"».

 

Уход преподобного Симеона Мироточивого на Святую Гору и его жизнь на ней.

Получив письмо своего сына Саввы, чтущего Господа, блаженный старец Симеон разгорелся духом и стал молиться Богу, говоря: «Царю славы, Единый безсмертный, Отец неба и силы, Который по доброте Промысла Своего не хочешь ни одному человеку погибнуть, но чтобы все спаслись, не остави меня погибать, ибо знаю, как велика милость Твоя ко мне. И сейчас Тебя, Господи, молю — дай мне завершить это стремление!» Сказав так, он послал за своими сыновьями, которых даровал ему Бог. Когда они вместе с вельможами и боярами собрались, преподобный Симеон второй раз им дал свое благословение и отправился на Святую Гору 8 октября 1197 года. Уходя, он наказал своему сыну, властителю Стефану соблюдать его заповеди и заботиться о монастыре в Студенице. Также, уходя, он поставил игуменом в Студенице преподобного мужа, иеромонаха Дионисия и обязал его заботиться о стаде Христовом, которое собрано в этом святом месте, и беречь его.

И он, блаженный, — говорит святой Савва, — достиг Святой Горы 2 ноября 1197 года. Богоносные и преподобные отцы, которые жили на Святой Горе, приняли его с радостью и с великими почестями. И сперва он остановился в монастыре Ватопед, ибо тут и нашел желанного, заблудшего своего агнца — так сам про себя говорит святой Савва, — и, целовав его и подняв на свои плечи как исправившегося, взял себе на службу.

И тут жили в радости духовной, — говорит святой Стефан Первовенчанный, — в богослужениях и бдениях и в честных молитвах день и ночь. Прот и вся братия святогорская пришли к нему, и кланялись один другому до земли, и со слезами беседовали с ним о пользе душевной, а он их расспрашивал об их жизни и о монашеских правилах. И удивлялись все, и прославляли Господа Христа, Который творит славные и величественные дела и Который сотворил так, что блаженный Симеон оставил царство свое и славу этого мира и пришел на Святую Гору для подвигов монашеских. А этот святой господин мой, — продолжает Стефан Первовенчанный, — всех, от самых великих до наималейших, одарил всякими дарами по достоинству каждого и у всех возжег свой светильник.

Небесные люди и земные ангелы, — говорит Доментиан о блаженном Симеоне и богоносном Савве, — дойдя до тихого истинного смирения и презрев все пропадающее в этом преходящем мире, заботились только о спасении своей души. По слову Господа, не заботились ни о чем земном, но искали одного Царства Небесного и правды его (Мф. 6, 33), что и обрели. Оба с молодости начали работать Господу и продолжили до смерти по истинному слову Господнему — претерпевший же до конца спасется (Мк. 13, 13; Мф. 10, 22). Оба взяли крест Христов как могучее оружие, и пошли с непобедимой силой в битву против неприятелей, и своим великим терпением избегли многих сетей. Разгораясь любовью Христовой, они своим подвигом со святыми слезами угасили огонь зловерия и явились многосветлыми светильниками Церкви Христовой, посланными от Бога и Его Пречистой Матери, и потому увенчались нетленными венцами и приняли одинаковую славу с Вышними Силами.

Проведя известное время в Ватопеде, — говорит святой Савва, — блаженный Симеон как оправдывал свое царствование в мире, так и здесь возжелал найти место спасенья для всех, кто приходил отовсюду. И вымолил у царя греческого Алексея — друга своего — пустое место для построения монастыря на Святой Горе. Найдя пустое место, называемое Хиландар, — говорит святой Первовенчанный, — этот святой преподобный старец со своим сыном Саввой послал письмо своему сыну — владыке Сербии Стефану, чтобы послал им в достатке того, что необходимо для строительства и обновления Хиландара, храма Пресвятой Богородицы. В письме говорилось так: «О, возлюбленное чадо и слуга Христов! Знай то, что тебя Господь Бог и Пресвятая изволением Своим и с моим благословением оставили владеть там! Пишу тебе, что нашел место пустое посреди Святой Горы, во славу Введения Пресвятой Богородицы, называемое Хиландар. Не ленись, но поспеши силой твоей воздвигнуть, создать храм Пресвятой в мою память на этой земле, и кроме того, да будет оно после меня и твоим детям и внукам в роду твоем до века.

Ибо ты ктитор этому, ведь и ранее письменно я тебе передал в державе своей храм Пресвятой Богородицы Благодетельницы в Студенице — не тебе с кем-то вместе, но только тебе одному и потомству твоему после тебя. Напоминаю тебе слово пророческое: "Утешайся Господом, и Он исполнит желание сердца твоего. Предай Господу путь твой, и уповай на Него, и он совершит. И выведет, как свет, правду твою, и справедливость твою, как полдень" (см. Псал. 36, 4-6). Поэтому не опоздай, не спи, но подвизайся, да, исполнив эти мои слова, с благословением моим совершишь свое доброе дело».

Сын его всем сердцем с великой радостью принял послание святого господина Симеона и посольство его. Он встал с престола своего, пал ниц на землю и со слезами сказал: «Благодарю Тебя, Владыко Господи мой Иисусе Христе, что ты мне, недостойному слуге Твоему, позволил идти за делами прежнего хранителя моего, который заботился сохранить земное тело мое, а сейчас, отстранившись от меня, постоянно и непрестанно заботится о душе моей и направляет меня на путь свой, да последую делам его. Ибо воистину, Господи, настоящий и истинный слуга Твой — тот, кто следует словам Твоим и не гнушается к человеколюбию Твоему приводить заблудших, отпавших, блудных и грешных, как и меня недостойного. Хотя я и далеко от Него, но Он меня делает участником и ктитором Своих святых храмов, не по моему достоинству, но по неизреченной Своей милости. Поэтому чем я могу воздать Тебе, Господи, или что принесу Тебе от моего недостоинства за благодеяния Твои, которые ты сотворил и творишь мне грешному? Ибо как могу высказать или выразить величие силы Твоей или бездонность человеколюбия Твоего? Или как мне вытерпеть неудержимый гнев Твой, который на нас грешных? Но Ты вдвойне благ, Господи, и творишь добро как Милосердный. Поэтому и я, дивясь силе Твоей, восклицаю Тебе: "Слава человеколюбию Твоему, Господи, вовеки. Аминь!"»

После этого через игумена Мефодия властительный Стефан посылал родителю своему многие и безмерные дары для основания и завершения храма Пресвятой, причем неоднократно. Слал каждый год все, что было необходимо святому господину, пока не завершил он храм Пресвятой. Слал не только дары, но и от своей земли удвоив поток средств, дал их на полное завершение господину святому и монахам, говоря так: «Истинный поклон передай господину моему — так говорит слуга твой: «все заповеди твои исполнены и исполнено желание сердца твоего. Ибо каким образом или с каким разумом я бы, бедный, отвернулся и не исполнил святые заповеди твои?! Как бы я забыл добро твое ко мне и твое благое воспитание? Ибо Христос вдохнул дух в меня, а ты меня воспитал, и направил, и научил. И, милостью Господа твоего Иисуса Христа, изрядным поучением и благословением уст твоих и святой молитвой твоей огражден, не испугаюсь я, когда на меня нападут отовсюду, не испугаюсь рук иноплеменных варваров. Ведь Петр сказал Господу своему при омовении ног: Господи! Не только ноги мои, но и руки и голову (Ин. 13, 9). Так, господин, и я, недостойный слуга твой, непрестанно вопию к святости твоей: не только то, что тебе сейчас приношу, но и все земное тело мое предлагаю, если оно понадобится святости твоей. Но, господин мой, заповедай и другое, и все, что должно быть совершено, ибо не ослабею до последнего вздоха моего. Ибо всего этого не стяжал я сам, но это сделал ты, господин мой, и ты все твори помощью Господа твоего. Ведь то, что пропало, ты возвратил и расточенное собрал, и ереси изгнал помощью Христа твоего, и народ и землю державы твоей ты поднял как из пропасти, научив величать Бога и славить святое имя Его. Ведь ты воистину пастырь добрый, что душу свою полагает за овец, прогнав от стада твоего еретические учения, как волков мысленных. А сам я что такое, господин?! — только послушание, что смотрит на твои подвиги! Но моли Господа за меня, да не преступлю твоих святых заповедей, да не умалю Христово доброверие, которое ты свято установил, но пусть дополню и довершу, как Соломон Премудрый дополнил и довершил то, что не окончил отец его Давид. Ведь Сама Истина — Христос есть Свидетель премногих подвигов твоих и святая церковь Пресвятой Богородицы, которую ты украсил превеликим богоумием твоим, и изваял премудростью, и облек в великолепие, и благостно возвысил ее к вышине небесной! Пречистыми и непрестанными молитвами Ее и святыми молитвами твоими и в безконечные веки пусть меня всеблагой Господь не лишит Небесного Царства с его несказанной славой, пребывающими благами и жизнью безконечной. Аминь».

Когда игумен Мефодий с дарами дошел до богоносной двоицы — святых Симеона и Саввы, то он передал письмо и рассказал, с какой великой честью был принят, и все, что было, и как его дорогой сын исполнил волю сердца его и свершил все заповеди его. А они вознесли хвалу Богу и Пречистой Матери Его за все, что о любимом своем услышали. И с Божией помощью, — говорит жизнеописатель Доментиан, — и поспешествованием Святого Духа, и молитвами Пресвятой Богородицы, и подвигом богомысленных светильников — преподобного Симеона и богоносного Саввы был создан монастырь Хиландар, и около него град, и посреди града высокая башня, схожая с царским домом, и высокие палаты, также схожие с царскими.

После этого мы вселились в Хиландар, — говорит святой Савва. — И преподобный отец наш провел со мною на Святой Горе год и пять месяцев. Кто сможет рассказать подвиги и труды сего блаженного? Ибо все, кто жили в окрестностях, поистине поражались ему, взирая на несказанное к нему Божие снисхождение, и приходили к нему под благословение. Священные, богобоязненные и христолюбивые монахи Святой Горы и весь освященный клир не отлучались от него, поражаясь таковому его смирению и взору кротости, поражаясь наставнику поста и последователю учения святого Евангелия: Кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою (Мк. 9, 35), если не<...> будете как дети, не войдете в Царство Небесное (Мф. 18, 3), блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное (Мф. 5, 3), блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь (Лк. 6, 12), блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Богаузрят (Мф. 5, 4-8) и т. д.

Блаженный отец наш и ктитор, господин Симеон, был исполнителем всех этих слов Господних и ни в каком добром обычае не превозносился и не отдалялся, но получил спасение с теми, которые живут ради Христа. И, собрав в Хиландаре достаточно монахов, поставил старшим над ними одного преподобного мужа, монаха Мефодия. И упорядочив в монастыре все, как было необходимо, прожил в нем восемь месяцев, совершая подвиги и испытывая невыразимые духовные состояния, которые не может высказать ум человеческий. И не только монастырь свой облагодетельствовал, но и всей Святой Горе, всем монастырям дал преизобильную милостыню на поминание себе и всему своему потомству.

 

Болезнь и преставление преподобного Симеона Мироточивого.

И жил блаженный Симеон в тишине молитвенной с чадом своим Саввою, — говорит святой Первовенчанный, — в молитвенной тишине, в своем монастыре, в храме Пресвятой Богородицы на Святой Горе они жили монашеской жизнью, выполняя все правила монашеские. День и ночь — непрестанное богослужение у них, ибо самым узким и тесным путем шли они, забыв обо всем земном. Они оставили все тленное и вперили ум свой в небеса, стоя телом на земле, а умом и душою пребывая на небе. Внизу они видели Самого Христа (на иконе. — Пер.), а в вышине в это время были с ангелами, и, проводя жизнь свою подобно древним святым учителям монашества, преподобным, взирая на награды за труды свои, подвизались еще более, переходя к лучшему. Провели они много времени в своем монастыре, пока это было угодно Тому, Кто создал тела людские и Кто знает тайны человеческие, и в руке Кого каждое живое творение, Кто Своим милосердием каждому определяет конец. И было Ему угодно преблаженного старца привести к лучшему для него — вознаградить его за труды, изнурение телесное, за слезы обильные, за его разнообразные добродетели и призвать его к тайной трапезе, и напоить из безсмертного источника, и поселить его у Себя вместе с теми, что угодили Ему, дабы ликовал непрестанно с ангелами Его. Ведь который человек поживет и не увидит смерти? Желая его явить небесным человеком и земным ангелом, Он проявил Свою неизреченную милость и подготовил Свою лестницу для исхода преподобного, которую тот сам себе перед этим построил наперед и передал Господу своему, дабы поставил ему в час его преставления.

В седьмой день месяца февраля, — пишет святой Савва о своем отце, — честная старость его начала недуговать. И блаженный старец, господин Симеон, сразу позвал меня, недостойного и ничтожного, и стал мне тихо говорить святые, драгоценные и сладостные слова: «Чадо мое сладкое и утешение старости моей! Внимательно выслушай слова мои, преклони ухо свое к словам моим, сохрани их в сердце своем — и не пересохнут истоки жизни твоей, ибо они — жизнь для тех, кто их достигает. Отклони от уст твоих упорство и от устен твоих кривизну. Очи твои пусть смотрят прямо и веки твои пусть движением своим указывают на то, что праведно. Прямо ходи ногами своими и пути свои выпрямляй. Не уклоняйся ни направо, ни налево, ибо по путям, которые справа, ходит только Бог, а пути, которые слева, — пути развращенные. А ты учись прямому — и желание твое да будет в покое. Сын, внимай моей мудрости, преклони ухо свое к словам моим, да сохранишь мою благую мысль; устами своими говорю то, что ощущаю. Береги, сын, закон отца твоего, не отвергай учения матери своей. Тот, который укоряет злых, навлекает на себя ненависть, и тот, который изобличает нечестивого, вызывает ее на себя. Не изобличай злых, чтобы не возненавидели тебя. Изобличай мудрого — и полюбит он тебя. Укажи мудрому на кривду его — и будет еще мудрее, дай поучение праведному — и продолжит его принимать. Начало премудрости — страх Господень, и знание святых творит разум. Так поступая, много поживешь, и приложатся тебе лета живота (святой преподал поучение по Книге Притчей. — Пер.)».

И, протянув руки свои, блаженный их возложил на мою грешную шею, и начал плакать от печали, и, сладко целуя меня, стал говорить: «Чадо мое милое, свет очей моих, утешение и хранение старости моей! Вот настало время расставания нашего, вот теперь отпускает меня Господь с миром, по слову Его, да исполнится сказанное: прах ты, и в прах возвратишься (Быт. 3, 19). Но ты, чадо, не печалься, глядя на мое расставание, ведь эта чаша — одна на всех. Мы здесь расстаемся, но встретимся там, где уже не будет расставаний». И, подняв пречистые руки свои и возложив их на мою голову, сказал: «Благословляя благословляю тебя! Господь Бог благословенный пусть приготовит спасение твое и, вместо благ земных, да дарует тебе благодать, милость и Царство Небесное. Пусть выпрямит путь, которым ты следуешь, которым ты пошел еще прежде меня, имея и здесь и там неразлучную с тобой мою грешную молитву».

А я, — рассказывает святой Савва, — пал ниц к пречистым ногам его и говорил со слезами: «Множество даров получил от тебя, и даров великих, блаженный господине мой Симеоне! Но, бедный и неблагодарный, я забыл все, смешал с неразумием и сродными ему вещами, ибо я беден в добрых делах и богат в страстях, исполнен стыда, лишен смелости пред Богом, оплакан ангелами, осмеян диаволом, изобличен своею совестью, посрамлен злыми делами своими. Мертв еще перед смертью своей и прежде Страшного Суда уже осужден самим собой, перед мукой безконечной сам себя мучу отчаяньем. Из-за этого кланяюсь и припадаю к пречестным ногам твоим, чтобы, пусть и пребывая неисправимым, получить хотя бы некоторое малое облегчение при страшном Втором Пришествии Господа нашего Иисуса Христа».

А когда наступил восьмой день того месяца, блаженный отец мне сказал: «Чадо мое, пошли за духовным отцом моим и за всеми честными старцами Святой Горы, чтобы пришли ко мне, ибо приближается день исхода моего». Я исполнил его заповедь, и пришло множество монахов, подобных мироносным цветам, растущим в этой пустыне. И когда они пришли к нему, то приняли друг от друга благословение, и не дал им уйти от него, говоря им: «Останьтесь рядом со мной, пока тело мое святыми вашими молитвами не отпоете и не погребете». И блаженный старец от седьмого дня до самой смерти своей не принимал ни хлеба, ни воды, но только каждый день причащался Святых и Пречистых Тайн Тела и Крови Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.

В двенадцатый день того же месяца, — рассказывает святой Савва, — я видел, что блаженный старец готовится к отшествию, и сказал ему: «О, блаженный господине Симеоне! Вот, приближается твой благой переход в вечный покой твой. Но как я сам слышал, что ты благословил наследников своих, так и мне сейчас дай свое последнее благословение!» А он, подняв руки, начал со слезами говорить: «Троице Пресвятая, Боже наш, славлю Тя, и благословляю Тя, и молю Тя, и мыслю Тебе — вот, третий раз даю благословение наследникам моим! Господи Вседержителю, Боже отец наших: Авраама, Исаака, Иакова и семени праведного! сохрани их и укрепи в державе, которой владел я, с помощью Пресвятой Богородицы, и моя, пусть и грешная, молитва да пребудет с ними отныне и до века. И даю им общую заповедь: имейте любовь между собой! Но если кто из них отступит от этого, что я сделал законом для них, то пусть гнев Божий проглотит и этого человека, и потомство его!» После всего этого сказал: «Аминь!»

Потом мне блаженный старец сказал: «Чадо мое, принеси мне икону Пресвятой Богородицы, ибо я дал обещание, что перед ней испущу дух свой». Я выполнил заповеданное. А когда настал вечер, блаженный мне сказал: «Чадо мое, окажи мне любовь, набрось на меня рясу для моего погребения и полностью подготовь меня священным образом к положению во гроб. И постели мне рогожу на землю и положи меня на нее. И поставь мне камень под голову, чтобы лежал так, пока не придет Господь взять меня отсюда». Я все выполнил, что он мне заповедал. Затем блаженный сказал: «Призови ко мне, чадо, прота и всю братию, да видят мой исход. Ибо, вот, уже приближаются служители Господа Бога моего и воины сильные — уши мои слышат глас их и их пение. Поспеши, любимый мой!»

И когда все званые собрались, святой лежал на рогоже, ожидая прибытия ангела. А званые сидели печальные возле него и говорили ему, причитая: «Не оставляй нас сиротами, преподобный! Не лишай нас поучений своих! Ибо кто нас будет теперь поучать и к кому теперь прибегнем?» И от великой печали рыдали громко. Среди них и Савва, — говорит Первовенчанный, — вовеки цветущий цветом своей девственности, горько плача говорил: «О преподобный! видим, что отходишь ко Господу! Но не забывай и нас в молитвах своих и испроси нам милость у Христа Бога. Ибо как мы проживем без светлого лица твоего? Как образ жития нашего усвою, не имея доброго пастыря моего? Кого найду для беседы душевной? От кого получу утешение? Кто мне исцелит душевные повреждения? Умоли Господа своего, дабы принял меня в Свои вечные жилища, ибо не могу перенести расставания, свете мой сладостный!» И все присутствующие в один голос сказали: «Помяни нас, преподобный, в блаженном покое твоем!»

А когда настала ночь, — говорит святой Савва, — все простились с ним, и получили от него благословение, и разошлись по келиям совершать свое молитвенное правило и немного отдохнуть. А я остался и удержал с собой одного иерея, и были возле него всю эту ночь. В полночь блаженный старец утих и больше мне не отвечал. А когда настало время утрени и в церкви началась служба, то сразу же просветлело лицо блаженного старца и он сказал, устремив взор ввысь: Хвалите Бога во святых Его, хвалите Его и во утверждение силы Его! (Псал. 150, 2). А я спросил: «Отче, кого видишь и с кем говоришь?» А он, посмотрев на меня, сказал мне: Хвалите его и на силах Его, хвалите его и по премногому владычеству Его! (Псал. 150, 3). Сказав это, он сразу же испустил божественный дух свой и уснул в Господе. А я припал к лицу его и долгое время горько плакал; потом, поднявшись, возблагодарил Бога, что удостоил меня видеть таковую кончину сего преподобного мужа (преподобный Симеон упокоился 13 февраля 1200 года, когда ему было 86 лет от рождения. — Пер.).

Когда братия услышали о преставлении преподобного, то все стали приходить к нему, и изумлялись просветленности его лица, и говорили: «О, блаженне Симеоне, который удостоился при своем последнем издыхании видеть такое видение, которое тебе Господь благоизволил даровать за подвиги трудов твоих, так что ты при исходе души твоей весело восклицал сладостные слова: Хвалите Бога во святых Его, хвалите его и во утверждении силы Его, хвалите Его и по премногому владычеству Его! Ты всюду будешь блажен и поэтому и сказал такие блаженные слова!»

После того, — рассказывает святой Савва, — взяв преподобное тело, мы его с честью поставили посреди церкви по обычаю. А по завершении утрени в присутствии безчисленных монахов начали петь предписанные песнопения над телом преподобного, и исполнилось сказанное: Славит Господь боящихся Его (Псал. 14, 4). Пришли и многие монахи из других народов, чтобы поклониться преподобному и с великой честью отпеть его задушевными песнями: пели сперва греки, затем иверы (грузины. — Пер.), потом русские, за ними болгары, после них снова мы, сербы, собранное его стадо. А когда прошло время после литургии и когда завершилась вся положенная служба, то все целовали тело преподобного. А я, грешный, исполнил его завещание и заповедь — обвил блаженное тело и положил в новый гроб. Собравшееся множество монахов не расходилось до девятого дня, служа о нем каждый день святую службу.