Новости

Перенесение мощей преподобного Симеона в Сербию и деятельность Саввы в деле организации Сербской Православной Церкви

К этому времени покой и тишину на Афоне стали нарушать страшные вести. Во время четвертого крестового похода (1202-1204 гг.) крестоносцы 12 апреля 1204 года захватили Константинополь и образовали Латинскую империю. В Никее было основано греческое Никейское царство, просуществовавшее до 1261 года, когда была восстановлена Византийская империя (в Никее все это время пребывали Византийский император и Патриарх). Католическая угроза нависла и над Афоном. Все это до глубины души печалило Савву, но еще больше его печалили черные вести, приходившее из родных краев.

Когда великий князь Стефан Неманя в 1196 году ушел от мира, он передал свою державу не старшему сыну Вукану, а среднему его брату - Стефану. Вукан покорился воле своего отца, подчинился младшему брату, но переносил это с большим недовольством. Стремление к власти не оставляло его, и он искал случая освободиться от подчинения брату и самому взойти на престол. При помощи венгров Вукан отнял у брата Далмацию и Диоклию, объявив себя в 1202 году при поддержке Папы Иннокентия III королем. Стефан с трудом удерживал за собой только одну Сербию. Земля Сербская страдала, текла обильно братская кровь, опустошались поля, сжигались деревни. В таком тяжелом положении Стефан писал Савве на Афон, чтобы тот ради спасения Сербии перенес мощи их святого отца на Родину: По отшествии вашем, земля наша осквернена беззакониями нашими, залита кровью, пленена иноплеменными; враги наши одолели нас; и по взаимной ненависти мы сделались позором для соседей наших. Может быть, вашими молитвами святыми, пришествием к нам, Всемилостивый Бог умилосердится над нами, соберет воедино рассеянных и посрамит противников.

Вести о вражде между его братьями, об угрозе, под которой оказалась православная вера, отзывались страшной болью в сердце святого Саввы. Торжество Вукана, подчинившегося Папе Римскому, который располагал силами всей Западной Европы, угрожало Православию в Сербии. Следуя призыву брата, архимандрит Савва поднимает из раки тело своего отца, которое, несмотря на семилетнее пребывание в гробу, осталось нетленным, и с великими трудностями, через земли, где господствовали смуты и междоусобные войны, благополучно прибывает в сербские пределы. Весть о прибытии Саввы и мощей святого Симеона в Сербию глубоко утешила самодержца Стефана, и он возблагодарил Господа за такое милосердие. На границе Сербского государства в 1206 году тело своего святого отца с великими почестями встретили оба брата - Стефан и Вукан. С великим торжеством мощи были положены в монастыре Студеница, построенном самим Стефаном Неманей, сподобившимся стать святым Симеоном. В день памяти преподобного, Савва испросил у Господа такое же излияние святого мира, какое бывало на Святой Горе. По этому поводу Савва сказал народу слово, в котором убеждал всех подражать добродетелям преподобного своего отца, угрожая нераскаявшимся грешникам страшным судом Божиим. Это слово произвело глубокое воздействие на сербов.

Вскоре Савва захотел вернуться на Афон и об этом стал напоминать своему брату Стефану. Стефан коленопреклоненно упрашивал брата: Не оставляй нас, отче святый, чтобы не исторгнуть души моей прежде времени. Приникни к мольбам святого отца нашего Симеона и останься в созданной им обители Пресвятой Богородицы; начальствуй над братией не славы ради, а ради блага братьев своих и всех людей отечества твоего, ибо для того и послал тебя Бог, чтобы довершить неоконченное отцом нашим; я буду раб твой во всем, в чем пожелаешь, в том тебе буду служить, но не оставляй нас, ибо за это воздашь ответ Господу“.[1] Уступая этим просьбам, Савва остался в монастыре Студеница, который был назван Лаврой святого Симеона. Утешились король Стефан и его помощники словами преподобного, потому что знали, что Сербию мог спасти только Савва, который был самым ученым человеком этого времени, знавшим в совершенстве византийскую культуру и греческий язык.[2]

Целый год провел Савва в Студеницком монастыре, пребывая в молитвах и размышлениях о судьбах своей страны. Он видел, какие страшные раны нанесли государству междоусобицы. Видя, что в стране мало храмов, он повсюду начинает воздвигать церкви в монастыри; на перекрестках дорог ставит изображения креста Господня,[3] чтобы православные христиане, видя их, чаще обращали свои помыслы к небу. В это же время он вместе со своим братом Стефаном приступает к строительству знаменитого Жичского монастыря, который потом стал резиденцией Сербского Архиепископа.[4]

Как видно, в Сербии Савва не оставил своего афонского образа жизни, а еще более усилил свои труды, изнуряя плоть постом и ночными стояниями. К подвигам иноческим он присоединил труды пастырские и апостольские. Он неоднократно обращается ко все еще враждовавшим братьям, требуя от них христианского примирения, которое принесет мир измученному войнами народу и вновь укрепит Православную Церковь в Сербии. И братья были вынуждены окончательно прекратить вражду, благодаря такому ангелу - примирителю, каким был святой Савва. На этом святой Савва не оставил свои труды на благо святого Православия в своем Отечестве. Он как апостол, ходил по всей стране, совершая Святые Таинства, насаждая добрые христианские обычаи, борясь против католического влияния и ложных верований, поучая народ истинам Православия. Своим подвигом и примером он указывал путь духовенству, особенно монахам, которых он направлял на Афон учиться настоящему служению Господу, чтобы они, вернувшись на Родину, стали истинными пастырями своего народа. Одновременно с этим Савва трудится и на другом поприще: он улучшает устав Студеницкого монастыря, пишет для него новый типикон. Этим самым он вводит на Сербской земле правила и порядок в богослужения, какие он ввел в Хиландаре.

Но не только в чисто церковном отношении развивалась деятельность Саввы. Будучи добрым христианином, он всегда помнил, что стремление к миру - это одно из христианских достоинств. Когда на его Родину надвигался враг, он умел предупреждать кровопролития. Он не боялся идти в стан врага и силой своего красноречия, разумностью своих доводов умел предотвращать войны.[5]

Уже при жизни святой Савва сподобился дара чудотворений. Однажды в Студеницком монастыре он увидел расслабленного, который в беспомощном состоянии просил милостыню, воспевая псалмы. Савва прослезился, перенес расслабленного в храм к иконе Спасителя, и вознес о болящем горячую молитву, помазал его миром от раки святого Симеона и разрешил от грехов. Расслабленный был исцелен. Весть об этом чудесном исцелении разнеслась по всей Сербии. Множество больных из разных мест устремились в Студеницкую Лавру к святому Савве за исцелением. Святой молился, мазал больных миром от раки своего родителя, и недужные получали исцеление. Все эти его заслуги уже при жизни святителя снискали ему великую любовь народа. Все дивились мудрости его ума, богатству его знаний, чистоте его жизни, благородству его сердца и величию его души.

Савва видел, однако, что его труды на ниве служения делу Православия в Сербии будут неполными, если Сербская Церковь не приобретет полной независимости и самостоятельности. Это было тем более необходимым, что католики, подчинившие себе Константинополь, направляли теперь свои силы против Православия в Сербии. Рим использовал все пути и все возможности, чтобы насадить среди православных христиан Балканского полуострова свое влияние.

Когда развелся со своей первой женой Евдокией любимый брат Саввы - Стефан, то ему стали сватать в жены внучку венецианского герцога Генриха Дондоле - Анну. Это означало, что в Православную Сербию снова открывается путь латинским интересам, от которых уже так много пострадал сербский народ. Стефан все же решил жениться на Анне в 1217 году, приняв на себя корону по благословению Папы Гонория III. Приехал Папский легат в Сербию и венчал Стефана королем осенью 1217 года“.[6] Этот поступок брата вверг в великую печаль Савву, так как он понимал, какие от этого будут тяжелые последствия для Православия в Сербии. Видя, что одними словами он не может усовестить своего брата и заставить его отказаться от этого поступка, Савва пошел на решительный шаг. Он назначил вместо себя нового игумена в Студеницком монастыре и, помолившись на могиле своего отца, покинул Родину и вернулся на Афон, где его все встретили с большой радостью.

Отъезд Саввы на Афон вызвал возмущение сербского народа. В это же время прекратилось источение мира от святых Мощей Преподобного Симеона, и это было воспринято королем Стефаном как гнев Божий за его поступок. Мучимый совестью и раскаявшийся, Стефан вернулся на прежний путь, по которому шел руководимый Саввой сербский народ, и написал трогательно письмо своему брату, где молил его вернуться на Родину.

Но Савва понимал, что он добился только частичного успеха, что он сумел преодолеть только одну интригу, не создав преграды для других. По взаимному письменному согласию Стефан и Савва стараются приобрести самостоятельность от Царьградского Патриархата.[7] По этому вопросу, жертвуя самыми дорогими для себя благами - своим смирением и своей скромностью, Савва решил отправиться к Вселенскому Патриарху и Византийскому императору, чтобы испросить у них разрешения для Сербской Церкви иметь независимого главу. Взяв с собой нескольких хиландарских иноков, Савва направился в Никею, где тогда находились Византийские Патриарх и император, поскольку в Константинополе все еще господствовали крестоносцы. Проведя в гостях несколько дней, посетив храмы и осмотрев город, Савва изложил перед императором и патриархом свой взгляд на духовные потребности сербского народа. Он рассказал им, как его отец и брат старались отразить жестокие атаки Рима, направленные прямо или косвенно против Сербии, а также о разрушительном влиянии богомильской ереси. Савва подчеркнул, что обе враждебные Православию силы будут действовать на Балканах до тех пор, пока сербский народ, как самая западная линия обороны Православия, будет пребывать без своей народной церковной иерархии. Именно поэтому нужно как можно быстрее поддержать и усилить Сербскую Церковь, дав ей собственного архиепископа.

Император Федор Ласкарис охотно поддержал все его частные просьбы, но когда он высказал свою заветную мысль об учреждении в Сербии самостоятельной Архиепископии, то император и Патриарх отнеслись к этому сначала отрицательно. Однако Савва силой красноречия и убедительностью приводимых доводов достиг своей цели. Приняв во внимание дальность расстояния Константинополя от Сербии, постоянную угрозу со стороны Запада и хорошее отношение к Савве императора, Патриарх, наконец, выдал грамоту, по которой в Сербии учреждалась независимая Архиепископия. Первым Архиепископом Патриарх поставил самого Савву, несмотря на то, что тот по скромности просил поставить Архиепископом кого-нибудь из своих спутников. Поставление святителя Саввы в Архиепископа Сербского Патриархом Мануилом I (1215-1222) состоялось в 1219 году. Когда совершалась архиерейская хиротония святителя Саввы, то на него сошел Небесный Свет, и озарил его так, что святитель сделался весь огненный и световидный.[8]

Поставление святителя Саввы стало очень большим успехом, так как сербы получили в лице святителя Саввы Предстоятеля своей крови и своего родного языка. Но этот Архиепископ оставался в подчинении высшей церковной власти не своей национальности, его верховным главой по-прежнему был Византийский (Константинопольский) Патриарх. Кроме того, Савва по своему собственному опыту знал, как трудна связь с Константинопольским Патриархом, когда почти повсюду на Балканском полуострове было неспокойно. Поэтому, прежде чем вернуться на Родину, святитель Савва после горячей молитвы, снова обращается с просьбой к Патриарху и императору. Описав все невзгоды Сербской Церкви, приведя убедительные доводы, новый Архиепископ добился того, что Сербская Церковь получила в будущем право избирать своего Предстоятеля на Соборе местных епископов. Это явилось началом новой эпохи в истории Сербской Церкви, и прежней неустойчивости был положен конец. Сербская Церковь стала в ряд других автокефальных Церквей.

Полный благодарности Господу за успешное окончание столь великого дела, святитель Савва отправился на Афон. Вся братия встретила его торжественно и приходила к нему как к архиерею, который имел святительскую власть. Немало слез пролил он, разлучаясь со Святою Горой и, как свидетельствует его жизнеописатель - монах Феодосий, уходил преподобный с Афона, как из Божественного рая. Он вспоминал свое мирное, безмятежное житие на Афоне, свободное от всякого житейского попечения, посвященное одной только молитве и богомыслию. Простившись со святогорскими святынями и, отобрав из числа хиландарской братии несколько монахов для служения в Сербии, святитель отбыл на Родину. Всю дорогу святитель скорбел по оставленному им Афону. Однажды ему явилась во сне Пресвятая Богородица и сказала: Встань и иди усердно на дело, на которое ты избран, не колеблясь сомнениями; ибо все тебе будет споспешествовать во благо“.[9] Восстав от сна, Савва, полный радости, славя Бога, продолжил свой путь на Родину, который пролегал через знаменитый греческий город Солунь. Савва остановился здесь в монастыре Филокал, для того, чтобы подготовить себя к ответственному послушанию управления самостоятельной Сербской Церковью. Для этого ему были нужны гражданские и церковные законы, и он занялся переводом с греческого языка, которым он владел в совершенстве, на славянский язык большого числа книг.[10]

Вся Сербия радовалась возвращению отца ее Саввы в сане Архиепископа. На границе Сербии ему была устроена торжественная встреча, однако Стефан не смог лично принять участия в торжествах, так как был болен, но с приездом блаженного Саввы он выздоровел, и Господь изменил всеобщую печаль на радость.

По возвращении на Родину архиепископ Савва занялся устроением Церкви, и в первую очередь – подбором достойных пастырей. Каждое воскресенье и на каждый праздник он рукополагал избранных кандидатов в священники и диаконы. Утверждая святое Православие и приводя в порядок церковные дела, он учредил восемь новых епархий: Жичскую, Топличскую, Моравичскую, Дабарскую, Будимлянскую, Хвостанскую (Студеницкую), Зетскую и Захолмскую. Ранее были известны лишь две епархии в Сербии – Рашская и Призренская.[11] В новооснованные епархии архиепископ Савва поставил епископами своих учеников – подвижников Хиландара и Студеницы, обязав их строго соблюдать церковные каноны, ревностно проповедовать Слово Божие и благоговейно совершать богослужение на славянском языке. В помощь епископам Первосвятитель возвел в архиерейские наместники опытнейших клириков, которых направил в разные места Сербии с поручением учить народ православной вере и совершать таинства. В жизнь сербского монашества архиепископ Савва ввел афонский Устав, а сами монастыри сделал рассадниками духовного просвещения. Современник писал, что святитель сам прошел по земле своего народа, всех утверждая в учении веры, вводя в своих монастырях уставы и обычаи иноческой жизни - да их держатся, как это видел на Святой Горе, в Палестине и в Азии.

Одновременно с этим он прилагал много трудов для ускорения строительства и украшения Жичского монастыря. Когда строительство этой обители было завершено, святитель Савва постоянно созывал в монастыре, ставшем его резиденцией, Поместные Соборы, в работе которых принимали участие епископы, протопопы и священники Сербской Православной Церкви. На первом Соборе архиепископ Савва выступил с торжественной речью, выразившейся в исповедании Православной Веры. Предстоятель осудил все ереси, и призвал всех участников собора строго соблюдать правила Православной Церкви, доказывая это словом и делом.

В Жиче на Вознесение Господне 1221 года он торжественно возложил на правителя Сербии Стефана королевский венец по православному обряду. По этому случаю состоялся Церковно-народный Собор, к участникам которого Сербский Архиепископ Савва обратился с такими словами: Как я принял первосвятительскую власть и был поставлен во главе Сербской Церкви, так и он (король Стефан), который по милости Божией управляет вами, должен быть коронован королевским венцом в честь и похвалу вашу. Призвал блаженный Савва брата своего великого государя к святому жертвеннику и молитвенно облек его в царскую одежду, препоясал драгоценным поясом, возложил на главу его царский венец и, помазав освященным миром, провозгласил его милостью Божией самодержавным королем Сербским“.[12] Коронация Стефана имела большое церковно-государственное значение: она укрепила династию Неманичей, показала огромную роль Сербской Православной Церкви и лично архиепископа Саввы в деле подъема и укрепления национального и религиозного духа сербского народа.[13]

Так любящие братья достойно служили каждый на своем месте Господу и своему родному сербскому народу. Когда же пришло время умирать престарелому королю Стефану Первовенчанному, святитель Савва перед смертью постриг его в монахи с именем Симеона. Прах короля Сербии был положен в Студенецкой Лавре рядом с ракой его отца преподобного Симеона Немани.[14] Новым сербским королем стал сын Стефана Первовенчанного Радослав.

Вскоре после смерти Первовенчанного короля против первосвятительства архиепископа Саввы восстал Охридский архиепископ Димитрий Хоматиян. Он был против возвышения Сербской Православной Церкви на степень архиепископства, т. е. автокефалии, и написал архиепископу Савве обличительное письмо, в котором называет его простым монахом, несмотря на то, что Савва принял хиротонию по всем каноническим правилам.[15] Протест архиепископа Димитрия не смутил Преосвященного Савву, и он не придал ему никакого значения, зная, что он посвящен в архиепископа Константинопольским Патриархом и был признан всеми Православными Церквами, кроме архиепископа Димитрия Хоматияна. Савва даже не ответил на это письмо, ибо известно, что авторитет Патриарха Константинопольского, несомненно, выше и что он получил сан архиепископа по праву, в согласии с церковными канонами.[16]

Презвитер Драган Максимович



[1] Jустин Поповић, архим. Цит. соч. С. 391.

[2] В Сербии, как и в Византии, существовал такой обычай: царь, воздвигший монастырь, имел право назначать игумена того монастыря. Неманя это свое право использовал в Студенице, своей главной задужбине, построив этот монастырь на помин своей души. Право это было наследным, как и было записано в царском указе, дарованном монастырю Студеницы. Используя свое право, Стефан назначил игуменом Студеницы архимандрита Савву, вероятно, не потому, что он был самым достойным, но желая тем самым как можно теснее связать брата с Сербией. Николај (Велимировић), св. Цит. соч. С. 81.

[3] Савва устанавливал деревянные поклонные кресты даже в ненаселенных местностях, предвидя, что места эти в отдаленном будущем будут заселены. По преданию, он установил крест в густом лесу, где в последствии раскинулось большое село Таково (сейчас это крупный город). Когда кто-то упрекнул Савву, что он строит больше храмов, чем сел, Савва пророчески ответил: „Поверь, сел будет больше, чем храмов”. Там же. С. 115.

[4] Монастырь Жича был построен Стефаном Первовенчанным и св. Савой, между 1210 и 1216 годом.

[5] Сам св. Савва был мудрым политиком и живым политическим деятелем. Он был своему брату Стефану Первовенчанному незаменимым советником государственных делах: два раза он спасал, при помощи своего дипломатического таланта и миссии, молодое сербское государство от врагов: благодаря его заслугам и молитвам распался Болгарско-латинский союз, сложенный против Сербии (в 1214 г); когда Болгарский князь Добромир Стрез (когда Стефан Первовенчанный принял его в Сербию спасая от мести болгарского царя Борила) отступил от Стефана и пошел против него, Савва пошел в Просек и попытался отговорить его от бунта против Стефана. Когда Стрез отверг разумные советы Саввы, то его заместители убили его после отъезда Саввы, так что Сербия избежала внутренней войны. Когда в 1216 г. был составлен римокатолический венгерско-латинский союз против Сербии, Стефан Первовенчанный пошел к св. Савве в Студеницу спросить совета о том, что ему делать. Конечно, по предложению Саввы, Стефан пошел в Равно, на тогдашнюю сербско-венгерскую границу, где договорился с венгерским королем Андреем II. После этого, пошел он в г.Ниш, где отверг требования латинского царя Генриха Фландрского подчинить ему Сербию.

[6] Станоје Станојевић. Свети Сава. Београд, 1935. С. 42.

[7] Вскоре после отъезда Саввы из Сербии на Святую гору изменилась политическая ситуация в государствах, которые граничили с Сербией, и до того момента угрожали ее существованию: Латинское царство, созданное во время 4-й крестовой войны (в 1204 году) со столицей в Царьграде, начало ослабевать, а Венгрия потеряла папское расположение и боролась с рядом своих внутренних проблем. В такой ситуации Стефан Первовенчанный позвал Савву вернуться со Святой Горы. Несмотря на то, что немного ранее вследствие непосильных политических проблем в Сербии был принужден принять королевскую корону от римского папы как от святого владыки «великой римской империи», король Стефан начал удаляться от римской курии. И вследствие того, что Сербия была признана как королевство, Стефан Первовенчанный начал советоваться с братом Саввой и о самостоятельной сербской церкви.

[8] Император Феодор желал приобрести как можно больше союзников для борьбы против Латинского Царства, поэтому, надеялся, что, дав самостоятельность Сербской Церкви, он получит в Сербии нового союзника. В церковном отношении Сербия бы освободилась от тогдашней юрисдикции Охридской Архиепископии, которая находилась под влиянием Эпирского Деспотата, враждебно настроенного по отношению к Никейскому Царству. Охридская Архиепископия хотела возвысить свои права над правами Константинопольской Патриархии в Никее. Из-за этого между Никеей и Охридой произошли недоразумения и столкновения. Всю эту ситуацию отлично знал и понимал св. Савва, так что вовремя использовал ее в интересах Сербии.

[9] Теодосиjе. Цит. соч. С. 186.

[10] Считаеться, что тогда был переведен Номоканон (Кормчая). Јустин Поповић, архим.. Цит. соч. С. 399.

[11] Нићифор Дучић, архим. Свети Сава. „Глас“. Београд, 1893. С. 12.

[12] Jустин Поповић, архим. Цит. соч. С. 401.

[13] С того времени Стефан подписывался как „Первовенчанный король”. Рајко Л. Веселиновић, д-р. Цит. соч. С. 7.

[14] Владика Николаj (Велимировић), св. Цит. соч. С. 152.