Новости

События Русской Православной Церкви

Священник Олег Вышинский: «Желаю “Ангару спасения” самоликвидации»

Православие.Ru
Православие.Ru

6 февраля православные христиане празднуют день памяти святой блаженной Ксении Петербургской. Многие знают, что после смерти мужа блаженная раздала все имущество бедным, а дом пожертвовала знакомой, взяв с нее слово пускать туда на ночлег нищих. Святая Ксения провела на улице среди бездомных и бродяг около 45 лет, раздавая им все, что получала от кого-то. Видимо, поэтому блаженную Ксению часто называют покровительницей бездомных, нам же этот день служит напоминанием не оставлять милостыней тех, кто волею случая остался в эти зимние дни без крыши над головой.

Также в конце января отметил свое семилетие один из крупнейших проектов помощи бездомным – «Ангар спасения» православной службы «Милосердие».

В 2004 году по городу стал курсировать «Автобус милосердия», в котором оказывали комплексную помощь бездомным: раздавали еду и одежду, помогали с восстановлением документов, приобретением билетов до места проживания, устраивали в больницы. Впоследствии все эти функции взял на себя «Ангар спасения».

За 7 лет работы «Ангара» зафиксировано почти 250 тысяч обращений.

Все это стало поводом встретиться со священником Олегом Вышинским, социальным работником службы помощи бездомным «Ангар спасения» и клириком храма святых апостолов Петра и Павла у Яузских ворот.

Священник Олег Вышинский в Ангаре спасения Священник Олег Вышинский в Ангаре спасения

Главное – не попасть на улицу снова

– Отец Олег, расскажите о вашем служении в «Ангаре спасения», о том, как все начиналось лично для вас.

– Я был обычным мирянином и прихожанином храма на Яузе; параллельно с послушаниями, которые я нес в храме святых апостолов Петра и Павла, я устроился фельдшером в проект «Автобус милосердия», который начал свою работу еще в 2004 году. Мы подбирали бездомных на улице, устраивали их в ночлежки или больницы, помогали восстанавливать документы. В 2013 году выездную работу с бездомными на улице – то, чем мы занимались 9 лет, – начала городская служба Департамента социальной защиты «Социальный патруль», и для нас встал вопрос об изменении формы работы. Тогда и появился «Ангар спасения».

– Можно так сказать, что именно бездомные подтолкнули вас к тому, чтобы стать священником?

– Можно сказать, что рационально, да, они очень на меня повлияли. Мне хотелось за них молиться, хотелось говорить с ними о важности веры. До создания «Ангара» я шесть лет был руководителем службы «Автобус милосердия». Я был тогда диаконом. Когда форма работы сменилась, руководителем нового проекта назначили Романа Скоросова – до этого он был старшим социальным работником в «Автобусе», – я же изъявил желание работать с подопечными индивидуально: заниматься катехизацией, душепопечением. Вскоре меня и рукоположили в священника.

– Это, наверное, частый вопрос, но все же, по вашим наблюдениям, какие самые распространенные жизненные сценарии бездомных?

– В основном это те, кто приехал в Москву, чтобы устроиться на работу, но их обманули, не выплачивали им зарплату, уволили. Либо те, кто бежит от какого-то семейно-бытового конфликта – непонимания с родителями, ссор. Как правило, это мужчины.

– Интересно, почему именно мужчины?

– Я думаю потому, что мужчины более склонны к подвигам и приключениям, уйти в никуда, оставив семью, не думая о том, что будет дальше.

– Скажите, а счастливые истории на вашей памяти бывали? Когда бездомные все-таки смогли начать новую жизнь и ушли с улицы…

– Марк Твен, когда его спросили, возможно ли бросить курить, ответил: «Бросить курить очень легко – я сам бросал раз сто!». Так и здесь: можно уйти с улицы и начать счастливую новую жизнь, но главное – не столько уйти с улицы, сколько не попасть на улицу снова.

По недавним исследованиям социологов из ПСТГУ, московские бездомные делятся на три типа:

«новички» – те, кто на улице не так давно; как правило, у них есть родные, и им проще всего помочь;
«маятники» – они то уходят, то возвращаются на улицу снова,
а третий тип – «зависшие».

Так вот, «новички» имеют больше шансов по возвращении с улицы туда больше не попадать: они, как правило, очень напуганы этим своим опытом, и это своего рода гарантия невозвращения. А, например, «маятники» – это бывалые. И их возврат к обществу может быть историей всей их жизни.

Конечно, мы делаем все возможное, чтобы помочь, если человек к нам обратился и действительно этого хочет. Можем отправить в фермерское хозяйство, некоторым оплачиваем ночлег. Помогаем решить вопросы с документами. Со многими потом поддерживаем связь.

Но не все так просто. Например, есть один очень хороший человек, бывший военный, юрист… но тяжелый алкоголик. Он много раз уходил с улицы, восстанавливал юридическую практику, но потом опять срывался.

– Бездомные вообще-то готовы работать?

– На самом деле да. Они очень хотят работать, и их даже часто приходиться останавливать в этом желании. Ведь если ты попал на улицу, то прежде всего надо подумать, почему так случилось. Может, нужно время, чтобы сначала восстановить документы, помириться с родными, вернуться в родной город, восстановить свои силы?..

– Как же все-таки помочь бездомным уйти с улицы? Какую работу в этом направлении ведет «Ангар спасения»?

– Мы изучили различный опыт помощи бездомным, в том числе ездили за этим опытом за рубеж. И поняли, что, по большому счету, нет такой универсальной программы, так сказать, рецепта, чтобы помочь бездомным навсегда уйти с улицы. Им предоставляют ночлег, кров, но не более того.

Лично мое мнение: для того, чтобы бездомный захотел начать новую жизнь, в нем должен быть серьезный фундамент, и этим фундаментом должна быть вера.

Мы решили создать реабилитационный центр, в котором бездомный сможет проживать на постоянной основе, трудиться для себя самого и при этом получать помощь от специалистов: священника, психолога, специалиста по зависимостям (аддиктолога), социального работника.

– И кто может попасть в такой центр?

– Любой желающий может прийти к нам и попросить о помощи, заполнить анкету. Как правило, мы собираем своеобразный консилиум, который прогнозирует перспективы работы с данным человеком. Стараемся шансы дать всем желающим. Причиной отказа может быть только явное отсутствие серьезного настроя на взаимодействие.

Спасение из рабства в Рождество

– Батюшка, вы сказали, что приходите в «Ангар» служить молебен. А бездомные нуждаются в священнике?

– Я прихожу служить молебен, во время которого говорю слово, а потом они подходят и сами вступают в диалог, говорят со мной о своих нуждах, делятся чем-то наболевшим. Я стараюсь каждого как-то направить, что-то подсказать, решить. Бездомным очень нужен священник, ведь воцерковленных людей среди них мало, но достаточно много – ищущих, алчущих и жаждущих Правды Божией. Господь присутствует в жизни таких людей, даже если они и далеки от традиционного благочестия.

– Духовные чада среди бездомных у вас есть?

– Есть бездомные, с которыми мы уже долгое время на связи, многих я посещаю в приютах и исповедаю. Кого-то мне приходилось причащать, кто-то из этих людей уже умер, но они умирали, соединившись с Господом, как верующие люди, и за таких я спокоен.

Был, например, человек, тоже из бывших военных; он утратил документы, а у него был какой-то секретный статус, поэтому сложно было их восстановить. Но я видел, что это очень хороший человек, жертвенный, верующий. Мне очень хотелось, чтобы он причастился, но он рассказал, что не может ходить в храм на службу, потому что плохо себя чувствует в церкви, не может переносить запах ладана – у него возникали астматические приступы.

Я поговорил со своим духовником, и он посоветовал мне позвать его в храм не в воскресный и не в праздничный день, а когда народа поменьше и чтобы он присутствовал на службе, стоя у открытого окна, при этом совершать каждения по минимуму. Он пришел, и все сложилось хорошо: он исповедался и причастился; потом он продолжительное время вот так приходил ко мне.

– Приходилось крестить бездомных? Или, может, были какие-то случаи, когда человек неожиданно обретал веру в Бога?

– Да, конечно, я несколько раз крестил подопечных. А истории самые разные бывают. Например, был такой случай. Один наш подопечный попал в рабство в Дагестане. Их держали в подвале, заставляли работать, а когда они пытались молиться – били. У нашего подопечного был телефон, но в подвале никакой связи не было. И вот в ночь на Рождество Христово он в отчаянии молился и вдруг увидел, что неожиданно прорезалась связь. И он смог написать нам в социальных сетях и сообщить свои координаты. У одного из наших сотрудников был родственник в ФСБ. Так его нашли и смогли вызволить оттуда. После такого случая этот человек очень укрепился в вере.

– Этот случай не единственный? Часто ли бездомных вот так забирают в рабство?

– Да, к сожалению, это обычная практика. Бездомных же никто не будет искать. К ним подходят на вокзалах, спаивают и вывозят из Москвы в бессознательном состоянии, там заставляют работать бесплатно, только кормят их и дают алкоголь. Это по своей сути и есть рабство.

Бедность – талант, который ведет ко спасению

– В евангельской притче о богаче и Лазаре говорится, что Лазарь попал в рай. Он не молился, не делал добрые дела. Получается, что он попал в рай просто за то, что был бездомным, жил на улице и терпеливо сносил свои тяготы? Это значит, что все бездомные спасутся?

– Как мне кажется, это притча больше про богача, имя которого даже не называется. Он каждый день проходил мимо Лазаря и не думал о том, как он может ему помочь, не подавал милостыни. И вот, находясь в муках ада, он видит Авраама и Лазаря на лоне Авраамовом, то есть, можно сказать, в раю. А кто такой Авраам? Он – прародитель еврейского народа, и он ведь тоже был богат, но он всегда принимал нищих и подавал милостыню, вел жизнь праведника.

Что касается вопроса, могут ли нищие спастись… Безусловно, могут, ведь бедность – это тоже талант от Бога. И имея такой талант, можно легко прийти ко спасению, но ведь мы знаем, что талант можно и растратить, и закопать в землю. Мы об этом читаем в другой евангельской притче. А как можно растратить талант бедности? Очень легко. Например, завистью, воровством или алкогольной зависимостью.

– В чем, по вашему мнению, больше всего нуждается бездомный?

– Больше всего бездомному нужна вера. Как я уже говорил, именно вера может стать для человека на улице тем самым фундаментом, на котором можно строить дом – как полноту всей своей жизни. И в переносном смысле, но и в прямом – тоже.

– Мне кажется, люди делятся на два типа. Одни, следуя Евангелию, в каждом бездомном видят образ Христа, ну, или стараются видеть. То есть не пройдут мимо, помогут, чем могут. Другие же считают, что подавать милостыню и помогать бездомным нельзя, так как это поощряет пьянство и безработицу, что бездомные сами во всем виноваты. А вы как относитесь к этому утверждению?

– Безусловно, бездомные – это младшие братья Христа. Мы же знаем, что Христос в Своей земной жизни не имел места, «где приклонить голову» (Мф. 8: 20), и родился Он в хлеву – в этих обстоятельствах Он как раз солидарен с бездомными. Как бы мы Его отличили от других бездомных? Конечно, мы не должны проходить мимо, и Господь нам Сам это говорит со страниц Евангелия: «Я жаждал, и вы напоили меня; я алкал – и вы дали мне есть…» (ср.: Мф. 25: 35).

Но при этом важно видеть и реальное лицо человека, который перед тобой. Например, если человек неделю не ел, а вы накормите его до отвала, он и умереть может. Нужно быть внимательным к деталям и обстоятельствам.

Если вы подозреваете, что бездомный – алкозависимый, то не стоит давать ему деньги. Бездомные вообще не умеют обращаться с деньгами. Лучше купите им еды. Я всегда говорю: «Деньги не дам, а продукты куплю». И мы идем с ним в магазин, покупаем, что нужно, выходим с полными сумками, и все довольны.

Наше с вами милосердие

– Можно ли бездомного привести к себе домой, помыть, накормить?

– Я бы не советовал. На мой взгляд, важно сохранять границы – это техника безопасности, соблюдая которую, можно сделать всё, что нужно, и даже более того.

Вот в притче про доброго самарянина об этом очень хорошо сказано. Самарянин сделал всё, что нужно: остановился, перевязал, отвез в гостиницу, ночью ухаживал, оставил денег гостиннику и поехал по своим делам, которые отложил на время – не стал их вовсе отменять. Он сделал, что мог, и вернулся к своим обязанностям и привычным делам. Есть еще такое правило: не давать утопающему руку, а протянуть, например, палку или бросить спасательный круг.

– Вы видели разные истории бездомных, наверное, были и не очень приятные случаи. Что вам помогает не осуждать этих людей?

– Я сразу вспоминаю свои грехи, вспоминаю, какой я сам человек. Но, конечно, бывает, что я на них очень злюсь. А осуждать… Да что их осуждать!

– Что вы пожелаете «Ангару спасения»?

– Успехом любого благотворительного проекта является его самоликвидация.

Я бы очень хотел, чтобы бездомных не было и нам нечего было бы делать. Осуществление этого зависит от нас всех, от нашего с вами милосердия.

Знаете, когда я работал в «Автобусе милосердия», то, бывало, нам звонили с другого конца Москвы и просили забрать замерзающего бездомного с улицы, но при этом, случалось, отказывались сообщить адрес поточнее или как-то помочь – встретить, например. А я понимал, что, пока мы будем ехать туда за одним бездомным, которого то ли найдем, то ли нет, здесь рядом замерзнут другие, которых очень много. И вот я объясняю, что мы при таких условиях не сможем приехать, а мне позвонивший говорит: «Как же так? Где же ваше милосердие?» Я отвечал тогда: «Это наше с вами милосердие. Вы нам сообщили, что в нас некто нуждается, – это хорошо, но сделайте еще маленький шажок, чтобы мы встретились с ним».

У нас есть технические возможности, какой-то опыт, но если из людей, не имеющих опыта, кто-то озаботится судьбой конкретного человека, мы готовы поддержать эту искреннюю заботу, подхватить эстафету, принять человека из рук в руки и с благодарностью принять любую помощь.

Со священником Олегом Вышинским
беседовала Лолита Наранович

8 февраля 2021 г.

Источник: Православие.Ru