Новости

Епископ Моравичский Антоний: Сербское подворье — это мост между двумя Церквями

В интервью сайту Московской городской епархии епископ Моравичский Антоний рассказал о жизни сербского подворья в российской столице и поделился воспоминаниями о Патриархе Павле.

— Ваше Преосвященство, Вы сподобились служить и работать вместе с Патриархом Сербским Павлом. Каким он был вне богослужения, в неофициальной обстановке?

— Каким он был официально, таким был и в частной жизни. Он всегда был на страже: всегда прибранный, собранный, молитвенный, в меру радостный. Задумчивый. И всегда любил шутить в свой адрес, и никогда в чужой. И такие шутки обидные, что как будто шутит кто-то другой. Он всегда себя так смирял, унижал. Мог сказать обидные вещи лично в свой адрес. Он был настолько прозорливым человеком, что ему никогда не надо было много говорить или объяснять. Он с полуслова все понимал.

Это было тяжелое время для Сербской Церкви: война, развал страны, беженцы, церковный раскол — у нас тоже была зарубежная Церковь, которая не признавала коммунистическую власть и считала Патриархию и архиереев коммунистами. Патриарх своей мудростью и любовью этот раскол покрыл и уврачевал. Святейший никогда долго и много не говорил. Его проповеди были очень короткие. Но всегда такие глубокие, с таким глубочайшим смыслом и высказаны с таким смирением и кротостью, что это мало кому удается. Все свои слова он подтверждал своей жизнью.

— Не страшно быть рядом со святым человеком, когда понимаешь, что он действительно святой, и через него говорит Дух Божий?

— Первоначально было очень страшно, я боялся. Потом как-то привыкли. Весь самый «кипящий» период своей жизни я провел рядом с Патриархом Павлом. Знаете, он всегда меня поддерживал, если я ошибался, помогал мудрым советом или ответом на вопрос о духовной жизни. Патриарх был очень строгий, это надо понимать. Но очень строгий, в первую очередь, к себе. И только потом уже эта строгость распространялась и на других. Он никогда не пропустит и не попустит какой-то грех, если он может навредить его пастырскому служению. Никогда не оправдает то или иное из-за лицеприятия или влияния высокопоставленного человека. Он всегда одинаково радовался и простому человеку, и президенту любой страны. Он одинаково принимал и беженцев, и нищих, и общался с ними, и высокопоставленных чиновников и глав Поместных Церквей. Он так жил. Он уважительно относился ко всем. Но у него никогда не было особых знаков внимания ни к кому. Не бывало такого, чтобы он особенно суетился, что приезжает такой-то, или не суетился, если приезжает кто-то простой. И в первом и во втором случае у него всегда было ровное внутреннее и внешнее спокойствие.

Православных гнали, а католиков и мусульман не трогали

— Как жилось православным в Сербии при коммунистах?

— Церковь была так же гонима, как в России, но не в таких объемах, и гонима своеобразно. Вроде бы никакого приказа такого не было, что ходить в храм нельзя. Но за участие в таинствах преследовали. В Москве оставались открытыми только 43 храма. А в Сербии по всей страны закрыты были всего около 40 храмов и монастырей. Правда еще многие храмы были уничтожены во время Второй мировой войны и после нее. Священники могли быть осуждены, если работали в государственные праздники. Я помню, как в юношестве мой дядя, который тоже священник, работал первого мая — сажал деревья около храма. Из-за этого его пригласили в комитет по вопросам религии, где его допрашивали и хотели осудить, но не осудили в итоге. Официально храмы были открыты. Но креститься или венчаться было непопулярно, и за это исключали из компартии. Религия считалась опиумом для народа, а верующие — людьми второго сорта. Если человек шел в семинарию, значит, с ним было что-то не так.

Члены Совета по делам религий могли свободно заходить в Патриархию. А во время работы Архиерейского Собора и Синода всегда присутствовал уполномоченный по делам религий и присматривался, прислушивался, что говорят, как говорят. Разрешение на какие-то реставрационные или строительные работы получить было почти невозможно.

При этом Римо-Католической Церкви можно было соблюдать все свои праздники. И член компартии мог ходить в костел и участвовать во всех таинствах, это не осуждалось. То же самое и по отношению к мусульманам. Осуждали только членов Православной Церкви.

Подворье это мост между двумя Церквями

— В дореволюционное время подворье было культурным центром для сербской диаспоры, потом — каналом для передачи помощи Югославии. А какова роль подворья сегодня, в чем его миссия?

— Сегодня роль подворья немного другая. Раньше подворье находилось в храме Кира и Иоанна на Солянке, который был впоследствии снесен. В этом же месте было и консульство. И представитель Церкви занимался не только церковными делами, но и государственными, как такового посольства не было.

Сегодня подворье это мост между двумя Церквями. Это посольство Сербской Церкви в Русской Церкви. Вся корреспонденция, все вопросы, укрепление братских связей проходят через сербское подворье. Кроме того, подворье окормляет паству из числа своих соотечественников, живущих в России, и помогает им сохранить культуру и традиции своего народа.

Кто такие московские сербы и как они смотрят на Россию?

— Сербы, живущие в Москве, кто они и чем заняты?

— По неофициальным данным в Москве проживают около 40 тысяч сербов; по большей части они заняты в строительстве. В Москве более 50 крупных зданий, гостиниц, театров и домов внутри Садового кольца построены сербами. В 2002 году в России было более 150 сербских строительных фирм. Кроме того, многие сербы работают во внешней торговле, возглавляют некоторые российские компании, в Подмосковье есть фармакологическая фабрика, около 70% ее сотрудников сербы.

Я всех этих руководителей хорошо знаю, они приходят в храм. Конечно, они приходят не очень часто — 4-5 раз в году, это для таких людей стандартно. Я понимаю, что у них очень большая занятость и зарубежные командировки. Но они приходят. И они очень благодарны, что им государство дает возможность здесь жить, работать и зарабатывать деньги. Потому что на Балканах после развала Югославии и бомбардировок ситуация очень тяжелая. Нас бомбили 40 дней, 10 лет длилась политическая блокада, произошло изгнание сербов из Хорватии, Боснии, Косово, Македонии. Благодаря русской дипломатии сербов не назвали народом, допустившим геноцид, — Россия поставила свое вето.

— Как смотрит Сербская Церковь на Русскую?

— Если положить на одну чашу весов Русскую Церковь и на другую все остальные, то по количеству верующих, епископата, духовенства, храмов и епархий, Русская все равно перевесит. Сербия смотрит на Россию как на самую близкую страну и самых близких кровных братьев.

Для сербов русское Православие — это особое благочестие. Святитель Савва Сербский, основатель Сербской Церкви, ушел в русский монастырь к русским монахам, в Сербии существует культ русских святых. Традиционно Сербия смотрит на Россию как на великую мать. Не имею в виду просто мощную державу или мощную Церковь. Мать в том смысле, что она может вырастить людей с очень широким сердцем, широкими объятиями. Православие в маленьких странах часто очень консервативно. Чем меньше страна и меньше Церковь, тем больше «эго». А в широких объятиях и в широкой душе найдется тепло и для других наций и других Церквей.

— Что Вы хотите пожелать русским православным?

— Всем православным хочу пожелать спасения своей души. И всегда приглашаю и буду рад, если вы посетите сербское подворье, в котором хранятся многочисленные мощи русских святых и чудотворные иконы. А так же приглашаю посетить Сербию — эту небольшую страну с большим опытом мученичества и страдания. Святитель Николай Сербский, когда ему показали кафедральный собор Лондона, сказал: «Я приехал из маленькой страны, где нет такого красивого кафедрального собора, и я не могу похвастаться такими высокими стенами. Но у нас есть храм около города Ниш, чьи стены построены из черепов сербских людей, убитых турками». Сербия это страна мученическая, омытая кровью, слезами, страданием, но и молитвами сербского народа, хранящая веру Православную и защищающая свое Отечество от нашествия иноплеменников. Каждому, у кого есть возможность, рекомендую поклониться и жертве русских солдат, в огромном количестве положивших свою жизнь ради защиты Балкан и помощи сербскому народу. И мы знаем, что когда началась эмиграция в 1917 году люди поехали в первую очередь в Сербию, и многие деятели Церкви культуры провели там оставшееся время своей жизни.

В Сербии, на Балканах, пересекаются восточная и западная культуры. Нам Богом суждено, как писал свт. Савва Сербский игумену Студеницы Спиридону, быть Западом на Востоке и Востоком на Западе.

Беседовал Кирилл Миловидов

Источник: moseparh.ru